75-летию Великой Победы посвящается…

75-летию Великой Победы посвящается…

Имена, которые мы помним

 

Слепые солдаты войны

 

     Летом 1941 года на Ленинград шла группа армий «Север», общей численностью 500 тысяч человек, под командованием генерал-фельдмаршала фон Лееба. Ему поручалось уничтожить части Красной армии, расположенные в Прибалтике, развить наступление, захватить все военно-морские базы на Балтийском море и к 21 июля овладеть Ленинградом. 9 июля был занят Псков. 10 июля немецкие танки прорвали фронт, и пошли на Лугу. До Ленинграда оставалось 180 километров. 21 августа немцы заняли станцию Чудово, перерезали Октябрьскую железную дорогу и через восемь дней овладели Тосно. 30 августа пал крупный железнодорожный узел Мга. Последняя железная дорога, соединяющая Ленинград со страной, оказалась в руках немцев.

8 сентября 1941 года гитлеровцы захватили у истока Невы город Шлиссельбург, окружив Ленинград с суши. Началась 871-дневная блокада Ленинграда. В тот же день в 18 часов 55 минут на Ленинград обрушился невиданный ранее по ударной мощи налет вражеской авиации. Только за один заход бомбардировщиков на город было сброшено 6327 зажигательных бомб. Черные клубы дыма от 178 пожаров потянулись к небу.

На момент установления блокады в городе находилось 2 миллиона 544 тысячи человек, в том числе около 400 тысяч детей. Кроме того, в пригородных районах, то есть, тоже в кольце блокады, осталось 343 тысячи человек.

В первые месяцы Великой Отечественной войны подавляющее большинство незрячих было эвакуировано из Ленинграда в глубокий тыл. Во вражеском кольце осталось около 300 инвалидов по зрению — ученики спецшкол и работники нескольких предприятий. Они трудились наравне со всеми осажденными. В воинских частях и госпиталях выступали слепые музыканты и певцы.

Созданные в начале 1941 года  под руководством инвалида Гражданской войны Николая Николаевича Щербинского Учебно-производственные мастерские не прекращали работать в течение всей войны.  После  ожесточенной бомбежки и пожара Гостиного Двора,  где находилось основное производство, все мастерские летом 1942 года были переведены на  Петроградскую сторону, в помещение Домпросвета им. Шелгунова. Туда же были переселены и многие семьи незрячих.  Ленинградский городской отдел ВОС возглавлял тогда Георгий Васильевич Петров. После его отъезда из города и смерти от дистрофии организацией с апреля 1942 года руководил Степан Кириллович Алексеев.

Быстро перестроившись на военный лад, мастерские производили продукцию,  нужную для обороны города. Вместо щеток бытового назначения, стали выпускать орудийные банники – щетки для чистки стволов орудий – и щетки-прачки для стирки белья во фронтовых прачечных.  Когда не стало щетины для набивки щеток, стали использовать стержни от пера. В Апраксином дворе, где ранее находилась инвалидная артель «Пух – перо», накопилось большое количество стержней от пера. По предложению Щербинского эти стержни распаривали, разрезали ножом и набивали щетки.

Незрячие женщины на собственных ручных швейных машинах шили халаты и рукавицы. Из рулонов бумаги здесь готовили почтовую бумагу, т.е. листы определенного размера, и конверты. Из отходов производства делали туфли  и тапочки для  госпиталей.  Из-за нехватки сырья приходилось использовать для кроя верха тапочек, обгоревшие палатки, простреленные и окровавленные шинели.

От хозяйственных сеток и авосек мастерские перешли по спецзаказу фронта к плетению маскировочных сетей. Их использовали для укрытия стоявших на Неве кораблей, орудий, памятников и даже зданий. Такими сетями, раскрашенными под окружающий пейзаж, был замаскирован Смольный, где находился штаб фронта, благодаря чему ни одна вражеская бомба не упала на  него.

Чтобы выпустить больше продукции рабочие при сигнале воздушной тревоги отказывались спускаться в бомбоубежище. При Домпросвете была организована комната, где работники могли отдохнуть, погреться, получить кипяток и даже переночевать. Недаром незрячие с любовью называли Домпросвет «Якорем спасения». А душой его была  Зинаида Федоровна Алексеева, проработавшая директором  с 1942 по 1960 года.

Члены организации активно подписывались на государственный заем в фонд обороны.  Так, на второй военный заем в 1943 году было собрано 37500 рублей с охватом 100% работающих. Дружно откликнулись восовцы на призыв Сызранской ячейки  собрать средства на постройку тяжелого танка им. Николая Островского и Хабаровской ячейки на постройку аэроплана им. ВОС.

И именно в блокадном Ленинграде впервые в истории Российской армии незрячие люди были призваны на воинскую службу. Эта удивительная история началась в 1941 году, когда вокруг Ленинграда сжалось вражеское кольцо. Ленинград подвергался постоянным авианалётам и артиллерийским ударам. Чтобы спасти город от бомбёжек, силам ПВО требовалось предотвратить внезапное появление противника. Современных радаров в армии не было, эксперименты с первыми подобными разработками шли, но обеспечить оборону города ещё не могли. В конце 1941 года в Ленинград поступили так называемые звукоулавливатели. Приборы эти состояли из системы труб различного размера, которые позволяли услышать гул приближающихся самолётов противника на большом удалении.

Но главным в этой системе был всё-таки человек. Звукоулавливатель мог быть по-настоящему эффективен только тогда, когда с ним работал человек с не просто  отличным, а уникальным слухом. Изначально со звукоулавливателями работали обычные бойцы, но результаты не слишком радовали командование. И однажды в штабе ПВО Ленинграда кто-то из офицеров, вспомнив рассказ Короленко «Слепой музыкант»,  предложил попробовать в качестве «слухачей» слепых. Большинство отнеслось к идее скептически, но в условиях блокады нельзя было пренебрегать никакими возможностями. На эксперимент было дано добро.

О том, что при утрате одного из органов чувств человеческий организм способен «компенсировать» утрату за счёт остальных, учёным известно давно, поэтому идея военных была вполне логичной. Весь вопрос заключался в том, насколько слух слепого мог помочь для решения чисто военной задачи.

Когда ПВО города объявило набор незрячих добровольцев для службы «слухачами», заявления подали практически все слепые, которые на тот момент находились в городе. Однако военные провели строжайший «отсев» кандидатов. Для начала отказали женщинам, потом провели тщательный медицинский отбор. Будущий «слухач» должен был иметь не только очень хороший слух, но и достаточно крепкое здоровье, чтобы переносить многочасовые нагрузки.

Были отобраны тридцать кандидатов, из которых затем выбрали двадцать наиболее способных. Эти два десятка незрячих были отправлены на обучение. Ведь мало просто услышать звук, надо чётко его идентифицировать, определить, на каком удалении от города находятся вражеские самолёты.

В действующую армию 14 января 1942 года были определены двенадцать лучших незрячих «слухачей». В расчёт звукоулавливателя входили два бойца: зрячий и слепой. Первый медленно поворачивал трубы аппарата в разные стороны, а второй должен был слушать и услышать врага. Результат превзошёл все ожидания. И без того отличных слух незрячих бойцов во время службы на звукоулавливателе стал стремительно развиваться в нужном направлении.

Через несколько месяцев слепые бойцы не просто обнаруживали приближающиеся самолёты противника, но на слух определяли их тип, высоту, на которой они летели, и расстояние до них. Благодаря этому, бомбардировщики противника обнаруживали за несколько десятков километров от города, и к их «визиту» силы ПВО подходили в боевой готовности. В результате, наткнувшись на плотный заградительный огонь, вражеские бомбовозы часто ретировались, неся потери.

Служба «слухачей» была очень тяжёлой. Их и без того изматывающие дежурства нередко проходили в условиях артобстрела, и, несмотря на канонаду, они должны были услышать летящие на Ленинград бомбардировщики.

Вот как описывает Семен Бытовой работу незрячих слухачей в повести «Ленинградская баллада», опубликованной в журнале «Звезда» в 1974 г.:

«Сняв свои шапки-ушанки и надев кожаные шлемы, закрывавшие почти все лицо, слухачи откинулись на спинку сиденья и, упираясь затылком в обтянутые гладкой кожей подголовники, принялись крутить маховички, отчего медленно и настороженно стали поворачиваться рупоры. В воздухе полно было различных звуков, создававших сплошной шум, к нему время от времени примешивались то отдаленная пулеметная дробь, то свист снаряда или густой шлепающий разрыв мины… Такой поиск в воздухе длился по многу часов подряд, а то и всю ночь, и все это время надо было поворачивать рупоры и держать в одном положении голову. От напряжения начинало страшно ломить в висках, а шейные позвонки, казалось, вот-вот хрустнут. Требовалось невероятное усилие, собранность, выдержка, чтобы выслушивать небо, где в любую минуту мог возникнуть подозрительный звук».

Вклад незрячих солдат в оборону Ленинграда неоценим. Десятки тысяч горожан уцелели благодаря тому, что авиация противника обнаруживалась на дальних подступах к городу.

По-разному сложилась судьба слухачей. Пропагандист и политинформатор, работавший до войны  на заводе «ЗЭМЭС», Петр Николаевич Борисов, Павел Петрович Петров, рабочий Учебно-производственных мастерских и Эдуард Филиппович Кем были демобилизованы в марте 1942 года по состоянию здоровья. Что произошло в дальнейшем с Петровым и Борисовым неизвестно. Эдуард Кем эвакуировался, а после окончания войны продолжал работать на ленинградских предприятиях ВОС. Ничего неизвестно также о Федоре Петровиче Борейко.

Аверкий Артемьевич Никонов погиб на боевом посту, прослужив полтора месяца в районе Колпино. В упомянутой выше «Ленинградской балладе» автор приводит донесение с подробным описанием гибели Никонова:

«23 февраля 1942  года, в день Красной Армии, прибывшие  в подразделение для прохождения службы на звукоулавливателе отличники боевой и политической подготовки красноармейцы Борейко и Никонов были в торжественной обстановке перед строем всего личного состава приведены к военной присяге. Через четыре дня, в ночь на двадцать восьмое, находясь на боевом посту, они обнаружили в воздухе группу вражеских бомбардировщиков «Ю-88», шедших курсом на Ленинград. Несмотря на то, что координаты со звукоулавливателя были переданы на прожектор и на КП зенитно-артиллеристского дивизиона со значительным упреждением, два бомбардировщика «Ю-88» прошли через заградогонь. Один был сразу же схвачен прожектором-сопроводителем в перекрестие лучей и сбит прицельным зенитным огнем. Второму «Юнкерсу» удалось приблизиться к позиции прожекторной роты, спикировать и сбросить бомбы. Одна пятисоткилограммовая фугасная бомба разорвалась в двадцати метрах от звуковой установки. Осколком был ранен в грудь второй номер красноармеец Никонов. Через час сорок минут, несмотря на оказанную ему срочную медицинскую помощь, он скончался. Первый номер Борейко получил контузию и из строя не вышел. Двадцать  восьмого февраля 1942 года погибший смертью храбрых на боевом посту красноармеец Аверкий Артемьевич Никонов с воинскими почестями похоронен в Зеленом Бору…»

Иван Филиппович Скробат родился в 1908 году в деревне Столбцы Гродненской губернии в крестьянской семье. Зрение потерял от оспы в раннем детстве. Учился в Смоленской школе для слепых детей. В 1928 году окончил музыкальный техникум им. Фрунзе в Ленинграде. В следующем году организовал духовой оркестр, который под его руководством стал одним из лучших оркестров в Ленинграде в довоенное время.  Службу слухачом начал 14 января 1942 года в 189-м зенитно-артиллеристском полку в районе станции Девяткино. С его помощью были сбиты два фашистских самолета. При взрыве эшелона получил контузию и 30 июня 42 года был демобилизован. После окончания войны снова руководил духовым оркестром при музыкально-эстрадном объединении.

Василий Иванович Цыпленков родился в 1905 году в Царицине в семье рабочего. Рано осиротел. Учился в Саратовской школе для слепых детей. После школы поступил на рабфак в Саратове, затем закончил юрфак ЛГУ. Работал юрисконсультом на заводе «Красный треугольник». Служил  в 189 зенитно-артиллеристском полку. Летом 1942 года был демобилизован и, оставаясь в Ленинграде, умер от дистрофии.

Константин Андрианович Михайлов родился в 1910 году, имел небольшой остаток зрения. До войны работал на заводе «ЗЭМЭС», в 41 году перешел в Учебно-производственные мастерские. 14 января 1942 года был уволен ввиду ухода добровольцем в РККА. После собеседования направлен слухачом в распоряжение 351 роты зенитно-артиллеристского полка. В июле 42 года взрывной волной был сброшен со звукоулавливателя и получил контузию. После двукратного пребывания в военном окружном госпитале по состоянию здоровья демобилизован и эвакуировался в Вологодскую область. В 1945 году вернулся в Ленинград и поступил в только что организованную при Домпросвете музыкальную школу баянистов для военноослепших. С 50  по 73 годы работал на предприятиях ВОС.

 

Гавриил Федорович Серебренников родился в 1895 в Архангельске. Слепой с детства. Имел абсолютный слух. С 1931 года и до начала войны работал настройщиком на фабрике «Красный Октябрь», производящей пианино и фортепиано. За успехи в труде в 1936 году премирован пианино. 14 января 42 года дополнительно без прохождения медицинской комиссии включен в список слухачей. Служил в 189 зенитно-артиллеристском полку. 30 июня 1942 года демобилизован по состоянию здоровья. Вернувшись после эвакуации в Ленинград, поступил в музыкально-эстрадное объединение и проработал мастером настройщиком музыкальных инструментов до 60 года, когда был уволен в связи с ликвидацией отдела настройщиков. Стаж работы настройщиком составлял к тому времени 30 лет. Серебренников активно выступал за сохранение для слепых старинной профессии настройщика клавишных инструментов.

Игорь Антонович Заикин родился в 1915 году, получил высшее образование, закончив в 40 году исторический факультет Ленинградского университета. В армии служил  в 351 зенитно-артиллеристском полку до 1944 года. Награжден медалями «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.», «За Оборону Ленинграда», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и другими. После войны  несколько лет преподавал историю в Ленинградском институте советской торговли, с 1948 по 1979 годы работал на щеточной фабрике им. XVIII партконференции. Выступал перед рабочими с лекциями, был политинформатором и редактором стенной газеты.

 

Яков Львович Зобин родился в 1914 году в местечке Яблоки Полтавской губернии. Отец  заведовал мастерской по пошиву военного обмундирования. Мать домохозяйка. В 1930 году закончил семилетнюю трудовую школу и поступил на Ленинградский электромоторный завод Общества слепых. Работал токарем по металлу и сборщиком электромоторов. Руководил производственной бригадой. Участвовал в работе рационализаторов. Предложил, в частности, для запрессовки статоров приспособление, облегчавшее труд слепых. В 36-38 годах посещал занятия на рабфаке при педагогическом институте им. Герцена. В 1938 году поступил на истфак ЛГУ, затем перевелся на политэкономический факультет. Избирался председателем студенческой ячейки. Вместе с другими членами ВОС записался добровольцем  и прослужил в действующей армии  с 14 января 1942 года по 20 июня 1945. Имел благодарности от командования. В 44 году был делегатом на первой партийной конференции 84-й бригады. После войны восстановился на четвертый курс политэкономического факультета и в 1947 году получил диплом преподавателя политической экономии. Работал в Ленинградском кораблестроительном и библиотечном институтах. В 1951 году по состоянию здоровья вынужден был оставить преподавание и перейти на работу в Учебно-производственное предприятие ВОС. Зобин награжден медалями «За боевые заслуги», «За Оборону Ленинграда», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 41-45 гг.»

 

Самой колоритной личностью среди слухачей был Алексей Федорович Бойко.

Он родился в 1906 году в деревне Толмачово Курской губернии. Перед войной работал вязальщиком сетей в Учебно-производственных мастерских. Веселый, общительный от природы, да к тому же хороший баянист, он быстро освоился с условиями фронтовой жизни и стал своим человеком среди красноармейцев. Всю войну ефрейтор Бойко прослужил в 3-й прожекторной роте 189-го зенитно-артиллеристского полка. Он был награжден двумя медалями «За боевые заслуги», медалями «За Оборону Ленинграда» и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне  41-45 г.г.» 27 июня 1945 года на основании заключения медицинской комиссии Алексей Федорович был демобилизован и снова оказался рабочим на производстве. Последние годы он работал на УПП № 5. Образ Алексея Федоровича Бойко отобразил Виктор Шутов в повести «Я знаю ночь». 

 

Козлов Иван Андреевич

Русский советский писатель и партийный деятель. Руководитель партийного подполья в Крыму.

Козлов И. А. родился 24 июня (6 июля) 1888 года в селе Сандыри (ныне Коломна Московской области) в крестьянской семье. Работал на Коломенском

машиностроительном заводе. Участвовал в революции 1905-1907 гг.

В 1908 и 1909 годах подвергался арестам. Приговорён к 4 годам каторги и пожизненной ссылке в Сибирь. В 1913-м бежал за границу, где пробыл до

Февральской революции. В годы Гражданской войны вёл подпольную работу в Севастополе и Харькове.

В 1923-1925 годах учился в ВЛХИ им.В. Я. Брюсова, затем снова был на партийной работе.

Великая Отечественная война застала писателя в клинике у М. И. Авербаха, где он лечил глаукому.

Будучи почти полностью слепым, И. А. Козлов активно включился в подпольную работу в захваченном фашистами Крыму. Сначала он возглавлял подпольную

организацию во время первой оккупации Керчи.

Затем после временной эвакуации в Сочи осенью 1943 года был заброшен к крымским партизанам и стал секретарём Симферопольского подпольного горкома

партии.

После войны писатель жил в Симферополе.

Первые литературные произведения Козлова были опубликованы в 20-х гг. (пьеса «Подполье», 1920, и повесть «Встряска», 1926).

После войны, несмотря на тяжёлую болезнь и полную потерю зрения, занимался литературным трудом. Написал ряд книг о партийном подполье и партизанском движении. В 1947 году вышла книга воспоминаний Козлова «В крымском подполье», которая стала одним из лучших документально-художественных произведений о партизанском движении в Великой Отечественной

войне. За эту книгу автор был удостоен  Государственной премии СССР в 1948 г.

В 1950 появилась новая книга «В городе русской славы», посвященная самоотверженной патриотической борьбе севастопольцев против фашистских оккупантов.

Наибольшую популярность завоевала автобиографическая трилогия Козлова, написанная в последние годы жизни.

Первая книга – «Жизнь в борьбе» (1955),

вторая – « Ни время, ни расстояние» (1966).

В ней отражены годы каторги, ссылки и эмиграции.

Заключительная часть трилогии – «Наш последний  и решительный бой» (1969) –посвящается годам Гражданской войны.

С 1947 года Козлов становится членом Союза писателей СССР.

За участие в Великой Отечественной войне награжден орденом Ленина, орденом Красного Знамени и медалями.

Умер 26 марта 1957 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

 

Владимир Павлович Кривилев родился в 1922 г. в Саратове. Бывший гвардии лейтенант, награжден орденом Боевого Красного Знамени за участие в боях

на Курской дуге. Тяжелое ранение почти полностью лишило его зрения.

Владимир Кривилев – композитор, автор популярных песен. Нередко им пишется музыка на собственные стихи. «Солдатская баллада» – первая его поэтическая книга. В ее основу легла автобиографическая поэма о ратном труде фронтовиков, об их мужестве и стойкости, о солдатском подвиге.

 

Рыбалко Николай Александрович родился

14 февраля 1922 года в селе Орехово-Васильевка (ныне Артёмовский район Донецкая область), Украина.

В числе других Николай Рыбалко ушёл на фронт добровольцем. Был принят в Барнаульское миномётное училище.

В июне 1942 года лейтенант Н. Рыбалко принял

первый бой под Воронежем, тогда же получил первое ранение и первую награду – орден Красной Звезды.

Противотанковая батарея под его командованием принимала участие во многих кровопролитных боях. 1945 год встречал на немецкой земле.

В феврале 1945-го на Одерском плацдарме гвардии капитан Рыбалко был тяжело ранен. Прошли долгие месяцы лечения в госпиталях, но медицина, увы, была бессильна, он навсегда потерял зрение.  Тогда ему было только 23 года. Но для него война не закончилась в сорок пятом, для него оружием стало поэтическое слово.

Первое стихотворение «Цветы» было опубликовано в 1954 году в «Литературной газете». Автор получил множество теплых и ободряющих отзывов.

Уже через два года Николай Рыбалко принес в издательство «Донбасс» рукопись книги своих стихов. В 1956 году вышел первый сборник поэта «Под солнцем родины». Выход этого сборника не остался без внимания, как общественности, так и профессионалов – автор сборника был принят в члены Союза писателей СССР.

В последующие годы появлялись новые сборники. Николай Александрович Рыбалко в течение всей своей жизни издал более 25 книг. Все сборники его стихов, среди которых «Глазами сердца» (1958), «Я жил в такие времена» (1972), «Незакатная звезда» (1982), «Незабудки на кургане» (1975) и многие другие, говорят не только о тяжёлых временах войны, но и о человеческой дружбе, верности и любви.

Поэт был награжден орденами: Октябрьской революции, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степеней, Дружбы народов, двумя орденами Красной Звезды, медалями.

Н. А. Рыбалко умер 8 июля 1995 года в Краматорске (ныне ДНР, Новороссия).

После его смерти донецкие писатели учредили конкурс его имени, который, к сожалению, был проведён только раз – в 2004 году. Но существует городская премия имени Н. А. Рыбалко в Краматорске.

 

Николай Иванович Силков родился 7 ноября 1923 г.

в деревне Савинки Юхновского района Калужской области в крестьянской семье. После окончания Юхновской средней школы в 1941 г. был призван

в армию.

С начала Великой Отечественной войны он на фронте, в пехоте. Осенью 1943 г. на подступах к Днепру был тяжело ранен, потерял зрение и лишился ноги.

Из госпиталя его определили в один из домов инвалидов в Армении; домой возвратиться он не мог, так как отец воевал, а мать и две сестры были угнаны

в Германию.

В конце 1944 г. Николай Иванович был переведен в Златоустовский дом-интернат для инвалидов, чтов Ивановской области. В доме-интернате выпускалась стенгазета, Силков начал писать стихи для газеты, хотя никогда до этого и не подозревал о своем поэтическом даре.

Сначала это были стихотворения на бытовые темы, а потом в них обозначились гражданские, фронтовые мотивы, появились воспоминания о боевых товарищах. По совету друзей Силков послал свои стихи в районную газету, а затем и в областную.

Первые его стихи были опубликованы в ивановских газетах в 1951-1952 гг.

В этот же период он издал первые стихотворные сборники «Помощница» и «Капризный медвежонок». Адресованные детям, стихи написаны с большой любовью к маленьким читателям и знанием детской психологии.

С 1975 г. Н. И. Силков – член Союза писателей СССР. Он искренне и проникновенно повествует о любви к Родине, воинском подвиге, фронтовой дружбе.

Николай Иванович занимался переводами с осетинского стихов Гиго Цагараева. Он сумел так прочувствовать, пропустить через душу каждую переводимую строку, что стихи на русском языке стали еще задушевнее, наполнились большим публицистическим звучанием.

Н. И. Силков – лауреат городской Литературной премии имени поэта Владимира Жукова, награжден орденами Великой Отечественной войны I и II степеней.

Николай Иванович Силков прожил в Иванове

шестьдесят пять лет, и более пятидесяти лет рядом с

ним была его жена – Зинаида Павловна.

Она стала для него верным другом, помощником и бессменным секретарем. После смерти супруги он проживал в семье сына. Несмотря на солидный возраст, Николай Иванович постоянно поддерживал связь с местной организацией ВОС, продолжал писать.

Николай Иванович Силков умер 15 декабря 2011 г.

 

     Это далеко неполный список героев, которые, несмотря на свою слепоту, продолжали служить Родине, защищать её,  порою ценой своей жизни, помогали восстанавливать страну после войны. Их имена навсегда остались на гранитных плитах и в сердцах знавших и любивших их людей. А мы, их потомки, будем всегда благодарны героям за возможность жить в мирное время, которое они нам подарили.

 

Нет комментариев.