писатели юбиляры 2021 года

писатели юбиляры 2021 года

3 июля – 95 лет со дня рождения русского писателя Владимира Осиповича Богомолова (1926-2003).

Недавно мы отметили 80-летие со дня начала Великой Отечественной войны. Ещё живы те, кто воевал. Мало их осталось, очень мало. Осталось мало в живых и писателей, которые видели войну своими глазами. Один из них – Владимир Богомолов, его не стало в 2003 году.
А воевал он с начала Великой Отечественной войны. Богомолов прошёл немало фронтовых дорог — Подмосковье, Украину, Северный Кавказ, Польшу, Германию, Маньчжурию. Был тяжело ранен в апреле 1942-го, предположительно в ходе апрельских боёв под Вязьмой 4-го воздушно-десантного корпуса во время Ржевско-Вяземской операции, попал в госпиталь в Ташкенте, и затем в Бугульме (по месту эвакуации его семьи).
В сентябре 1944 года переходит из войсковой разведки в органы военной контрразведки, Главное управление контрразведки “Смерш” Наркомата Обороны СССР. Форсировал Вислу. Участвовал в освобождении Польши, в боевых действиях в Восточной Пруссии и Германии.
И только в 1949 году Богомолов был уволен из армии в звании лейтенанта контрразведки. Большинству читателей известен его роман “В августе сорок четвёртого…” (второе название – “Момент истины”). Роман принес Богомолову огромную популярность; неоднократно переиздавался, вызывая неизменный читательский интерес. Он посвящен работе одного из подразделений русской контрразведки в годы Великой Отечественной войны.
Но начался его творческий путь с небольшой повести «Иван», по которой позже Андрей Тарковский снял замечательный фильм «Иваново детство». В своих воспоминаниях Богомолов писал: «Я очень много читал, в том числе и о войне, меня коробило от множества нелепейших несуразностей, особенно в художественной литературе, полагаю, именно это побудило меня написать повесть “Иван”. С одной стороны, это трагическая судьба двенадцатилетнего мальчика на войне, с другой – профессионально точное описание “зелёной тропы”, переброски через линию фронта разведчика, в данном случае – юного героя повести”.
“Иван” – повесть о двенадцатилетнем мальчике. Его редко называют Ванюшей, Ванюшкой. Взрослые сдержанны, ласковые слова мало уместны: нельзя же жалеть мальчонку, а потом отпускать, снаряжать туда, где не им, а ему предстоит рисковать жизнью… Взрослые, боевые офицеры, как бы даже стесняются Ивана, им неловко, беспокойно, не по себе. В них живёт горькое знание: мы-то, сильные, вооружённые, здесь, среди своих. А он, полураздетый, полуголодный, беззащитный, скитается там, во вражьем тылу, за вершок от смерти. И ничего невозможно поделать, ничего нельзя изменить. Эта “недетская сосредоточенность” взгляда, эта медленная еда без большой охоты, словно он отвык есть, словно какое-то внутреннее напряжение держит и не отпускает его…
Нет, не приключения храброго юного разведчика, неуловимого мстителя в тылу врага написал Владимир Богомолов, хотя мог бы, мог бы… Он исходил из того, что детям на войне делать нечего, и если там нашлось для них дело, то это несчастье, беда, и повода для восхищения и подражания тут нет.
Образ главного героя был открытием того времени в русской литературе. Ведь это был простой ребёнок, которому пришлось стать взрослым и полностью отдать себя войне.
В 1965 году была опубликована повесть Владимира Богомолова “Зося”, в которой писатель воссоздал историю трагической любви между юным русским офицером и польской девушкой. В “Зосе” Богомолов рассказывает о том, что грубость и ожесточение, насаждаемые войной, не в силах опустошить, упростить человеческое сердце. Наперекор всему в паузе между боями, в какие-то фантастически-нормальные дни вспыхивает чистейшая первая юношеская любовь с быстрым и робким касанием взглядов, с её тревогой, отчаянием, надеждой, с потрясающим ощущением единственности и неповторимости происходящего… Что ей война…
Вот тихие мгновения войны, когда в воюющем мужественном человеке оживает всё, что было стиснуто, притуплено, оглушено. Он видит, как прекрасны река, трава, сад, небо, он читает стихи, он вспоминает дом своего детства.
Зося ошибается, принимая стихи за молитву, но почувствовала она верно: этот русский офицер из породы верующих. Он из тех, что верят в красоту мира, в добрые и чистые чувства, в силу поэзии, в необходимость сострадания.
“Иван” и “Зося” – это война, но другие её мгновения: почти тихие, почти мирные.
Здесь нет описаний захватывающих картин боя, грохота танков, ураганной стрельбы…
Читая Владимира Богомолова, понимаешь: этому писателю и человеку можно верить. Он говорит о войне с чувством ответственности и боли: “я вижу мысленно всю Россию, где в каждой второй или третьей семье кто-нибудь не вернулся…”

Нет комментариев.