ПИСАТЕЛИ – ЮБИЛЯРЫ МАЯ

ПИСАТЕЛИ – ЮБИЛЯРЫ МАЯ

24 мая – 80 лет со дня рождения поэта

Иосифа Александровича Бродского

Всем смертям назло: 6 необычных фактов из жизни

Иосифа Бродского

 

У Иосифа Бродского, лауреата престижных литературных премий, в том числе Нобелевской, и любимого поэта сотен тысяч людей самых разных национальностей, выдалась интересная и очень непростая жизнь. Представляем вам шесть малоизвестных фактов из его биографии.

 

Он пережил блокаду Ленинграда

 

Иосиф Бродский родился в 1940-м году, а уже осенью 1941-го года немецкие войска окружили Ленинград. Каждый день от голода и болезней умирало не менее четырех тысяч человек.

Мать Бродского сумела выжить и сохранить жизнь ребёнку. После адской блокадной зимы им удалось эвакуироваться. Вернулись домой они уже ближе к концу войны.

 

Он бросил школу

 

Учился Бродский неважно – можно сказать, не учился совсем и мешал учиться другим – всех отвлекал, срывал уроки. Учителя отмечали, что мальчик способный, но ленивый и не обязательный.

Еле-еле досидев до восьмого класса, Бродский бросил школу. Чем заняться в жизни, он толком не знал. Сначала грезил о жизни в море, но ни в морское училище, ни в школу подводников его не приняли. Он был учеником и помощником фрезеровщика и прозектора, участвовал в геологических экспедициях, однако и это не увлекло его надолго.

 

Он переводил песни The Beatles и писал детские стихи

 

Стихи Бродский начал писать ещё в восемнадцать лет, но печатать его не спешили. Тогда он занялся английским языком и стал подрабатывать переводами, в частности, перевёл знаменитую песню группы The Beatles «Yellow Submarine» – «Жёлтая субмарина».

Другим способом пробиться в журналы стали детские стихи. Первое произведение Бродского, «Баллада о маленьком буксире», было опубликовано в 1961-м году.

 

Он дважды лежал в психиатрической больнице

 

Бродский на себе испытал весь ужас карательной психиатрии. В 1963-м году началась травля многообещающего поэта. Его обвинили в «паразитическом образе жизни» и позже судили за тунеядство. В то же время Бродский расстался с художницей Марианной Басмановой. Всё это сильно повлияло на поэта, и он попытался покончить с собой.

Его дважды принудительно помещали в психиатрическую больницу, где накачивали транквилизаторами, пытали ледяными ваннами и мокрыми простынями.

 

Его вынудили уехать из страны

 

Советская власть не ограничилась психиатрическими больницами и ссылкой, к которой приговорили Бродского. Его продолжали травить и поставили перед выбором – либо он немедленно уезжает, либо ему будет худо. По признанию Бродского, больше всего его пугала вероятность того, что он снова окажется в больнице.

В 1972-м году поэта лишили советского гражданства, и он навсегда покинул страну. Ему не позволили приехать даже на похороны родителей.

Гениального поэта с удовольствием приняли в США. Бродский преподавал в университетах и уже через пять лет получил американское гражданство.

 

Его похороны отложили на год

 

Иосиф Бродский умер от инфаркта в 1996-м году, но посмертный приют обрёл не сразу. Сперва его временно похоронили в Нью-Йорке, где в то время жил поэт. Там тело пролежало больше года. Все это время близкие Бродского решали, где лучше его упокоить. Предлагали вернуть поэта в Петербург, однако эту идею не поддержали – кто знает, хотел бы он возвращаться на родину, так обошедшуюся с ним, пусть и писал “На Васильевский остров я приду умирать”?

В конце концов было решено похоронить Бродского в одном из его любимых городов – в Венеции. Там, на острове Сан-Микеле, его до сих пор навещают поклонники. По традиции, они приносят на могилу сигареты и виски, которые так любил Бродский.

 

***

Бессмертия у смерти не прошу.
Испуганный, возлюбленный и нищий, –
но с каждым днем я прожитым дышу
уверенней и сладостней и чище.

Как широко на набережных мне,
как холодно и ветрено и вечно,
как облака, блестящие в окне,
надломленны, легки и быстротечны.

И осенью и летом не умру,
не всколыхнется зимняя простынка,
взгляни, любовь, как в розовом углу
горит меж мной и жизнью паутинка.

И что-то, как раздавленный паук,
во мне бежит и странно угасает.
Но выдохи мои и взмахи рук
меж временем и мною повисают.

Да. Времени — о собственной судьбе
кричу все громче голосом печальным.
Да. Говорю о времени себе,
но время мне ответствует молчаньем.

Лети в окне и вздрагивай в огне,
слетай, слетай на фитилечек жадный.
Свисти, река! Звони, звони по мне,
мой Петербург, мой колокол пожарный.

Пусть время обо мне молчит.
Пускай легко рыдает ветер резкий
и над моей могилою еврейской
младая жизнь настойчиво кричит.
                                                            Иосиф Бродский

Нет комментариев.